donbassrus (donbassrus) wrote in dntsk_city,
donbassrus
donbassrus
dntsk_city

Category:

Интервью с экономистом

Прошлый раз мы посетили химический факультет ДонНУ, сегодня пришла очередь экономического.

Донецк моложе большинства областных центров Украины, но, несмотря на это, он уже давно стал не только экономическим центром страны, но и городом с огромным научно-образовательным потенциалом. Выпускники наших ВУЗов уверенно входят в число топ-менеджеров ведущих компаний и в государственную элиту. Впрочем, среди наших университетов есть и настоящие рекордсмены по числу выпускников, сделавших головокружительную карьеру. Например, экономический факультет Донецкого национального университета, куда мы и отправляемся за разгадкой его феномена. Благо, и повод имеется: в этом феврале его декан, профессор Геннадий Александрович Черниченко отмечает семидесятилетний юбилей.


Как водится, мы начали беседу со слов поздравления, на что Геннадий Александрович возразил:
Ну, стукнуло семьдесят лет, кого это сейчас волнует? Семьдесят, так семьдесят. Меня больше радует, что у меня хватает физических сил и здравый рассудок сохраняется, что дает возможность работать. Для меня важен не возраст. Самое главное, чем я горжусь, это то, что сегодня процентов семьдесят профессорско-преподавательского состава на факультете – это мои ученики. Те, которых когда-то принимал на первый курс, кому вручал диплом, кого зачислял в аспирантуру, а потом благословлял на защиту кандидатской. Многие из них уже стали докторами наук. Если задуматься, то это же целая научная школа получается! Так что можно гордиться не тем, что до семидесяти лет дожил, а тем, что сделал к этому юбилею. Даже отмечать не хотел, но коллеги говорят – это не твой юбилей, а наш. Ты нас создавал, мы тебя охраняли, и не выталкивали, и не склочничали...
То есть под вашим крылом выросла целая плеяда сильных экономистов?
В принципе, можно говорить, что по своей подготовке и составу кадров мы очень сильная команда. Донецкий университет в рейтинге лучших ВУЗов страны стабильно занимает места в первой десятке, и в этом большая заслуга нашего факультета с его международными связями, а по экономическому образованию мы уже несколько лет в пятерке сильнейших в стране. Совместно с двумя греческими, английским и итальянским университетами мы участвовали в международном конкурсе TempusTasis и разрабатывали магистерскую программу «Прикладная экономика». Участие в этой программе показало, что мы не хуже столичных ВУЗов. И сейчас мы опять победили в международном конкурсе TempusTasis по программе трудоустройства
Можете рассказать, как начался Ваш путь в науку?
В школе я был баскетболистом, и после ее окончания тренер сборной Одесского госуниверситета пригласил меня поступать учиться к ним. Я хотел стать геологом, и он сказал, что в следующем 1961-м году в Одессе откроется кафедра геологии моря. Пока же он предложил поступить на географический факультет, а в следующем году без экзаменов перейти на геологию. Я выбрал себе специальность «Физическая география», хотя тогда экономическая география считалась престижнее. Зато у нас были полевые практики – изумительная вещь, которую с удовольствием вспоминаю и сегодня.
После окончания университета вернулся домой в Донецк и работал инженером-гидротехником, а потом устроился в университет преподавателем-почасовиком, вел экономическую географию СССР, а в 1968 году прошел в Донецкое Высшее Военно-политическое училище, читал там военную и политическую географию. Там мне посоветовали получить второе высшее образование, что я и сделал. Поступил сюда, на экономический факультет в ДонГУ, на кафедру «Планирование промышленности», которую окончил в 1973 году. А еще за год до окончания меня приняли работать на экономический факультет.  Когда получил диплом экономиста, то уехал в Москву на стажировку в МГУ, и там меня приметил мой будущий научный руководитель, которого интересовало сочетание физической географии и планирования промышленности. Мы занялись комплексным исследованием экономической теории через энерго-производственный цикл. В рамках этого направления я и написал диссертацию «Структурно-территорриальные особенности промышленного комплекса Донбасса», которую защитил в Москве в 1978 году. Это была очень серьезная работа, многие моменты которой практически подтвердили правоту теории.
Потом вернулся в Донецк и стал старшим преподавателем, потом доцентом. Вообще, московская школа дала мне очень много. За несколько лет в столице я почерпнул все, что недочерпал за все годы образования в Одессе и Донецке, плюс получил знаний еще лет на двадцать вперед. Это была очень мощная школа, причем не чистая экономическая география, а еще и политэкономия, и математические методы в Москве уже тогда использовали. Обучение в Москве дало возможность чувствовать себя уверенно. Потом так получилось, что нужен был географ в Афганистан. Университет рекомендовал меня, но Министерство, рассмотрев кандидатуры, выбрало моего друга. Министерство не хотело меня отпускать, меня записали на курсы испанского языка, и год я учил язык. А в октябре 1982 года я улетел советником декана географического факультета на Кубу, где пробыл три года.
Когда вернулся домой, мне предложили стать деканом экономического факультета. Сначала был исполняющим обязанности декана, а 26 декабря 1986 года был избран коллективом на эту должность. С тех пор тут и работаю. Когда ВУЗ стал национальным, а у меня подошел срок моего переизбрания,  мне ректор Шевченко В.П. и говорит: «Или будешь доктором наук и останешься деканом, или не доктором и не деканом». Он пригласил моего научного консультанта, и было решено, что мы за год сумеем довести диссертацию до конца, и в 2003 году я защитил докторскую. До этого я многих устраивал как менеджер, хотя, будучи доцентом в кругу докторов, периодически чувствовал себя не совсем уверенно. После защиты докторской мне стало намного свободнее и проще. Вдобавок уже и аспиранты пошли. Вот так я стал экономистом.
Как за эти годы изменился факультет?
Факультет был создан в 1966 году и тогда располагался в здании на проспекте Мира. Через три года он переехал в здание на улицу Челюскинцев, где находится и сейчас, а вскоре был разделен на два факультета: экономический и учетно-финансовый. Изначально преподавательский коллектив состоял из практиков и кандидатов наук, получивших степень на производстве. Они материал знали хорошо, но не всегда могли его понятно изложить. Поэтому до восьмидесятых годов шло формирование преподавательских кадров. Появились свои кандидаты наук, свои толковые лекторы, свои методические разработки, пособия. Можно сказать, что сегодня из всех донецких факультетов с экономической направленностью наш коллектив самый профессиональный. Все двухтысячные годы наши представители получают  первые места на всех конференциях и олимпиадах. Вдобавок у нас витает демократический дух. Мы относимся к студентам с большим уважением, а не так как у некоторых думают: «Я начальник – ты дурак, я преподаватель – ты болван», и это сказывается. Лучшую часть выпускников мы стараемся оставлять на факультете, и это тоже в какой-то мере привлекает к нам абитуриентов. Видя перед глазами  выпускников, ставших учеными, многие студенты  пытаются достичь этой планки.
Вы говорите, что у вас хорошие преподаватели. Чем должен обладать преподаватель, кроме знаний, чтобы заслужить такую оценку?
Чтобы быть толковым преподавателем, надо любить детвору, свой предмет и себя. Почему себя? Если твоя совесть спит и ты, приходя в аудиторию, читаешь лекцию по книжкам, если студенты бывают лучше тебя подготовлены, а тебе хоть бы хны, то ты не любишь ни студентов, ни себя. У нас люди любят и себя, и работу, и молодежь.
Сейчас среди университетов большая конкуренция, много ВУЗов готовят экономистов. В чем преимущество экономического факультета ДонНУ?
Да, существует куча частных коммерческих университетов, в Донецкой области экономистов готовят, кажется в 18, вузах. Но в этих коммерческих университетах кто преподает? Почасовики. То есть те, кто у нас уже отработал и вышел на пенсию, или те, кто нас не устроил. В 90-е годы высшую школу покинуло очень много достойных специалистов, особенно экономистов, ушедших в бизнес. Но у нас ушло всего несколько человек, костяк факультета  остался. У нас уходят по естественным причинам.
Если не секрет, то какой конкурс при поступлении к Вам?
Конкурс сейчас - в определенной мере надуманный показатель, потому что по результатам тестов абитуриенты могут поступать одновременно в несколько вузов.  Вот они принесли документы, а потом бегают и выбирают. Первоначально в том году на одно место было почти тридцать человек, а потом получилось, что часть людей ушла в другие места. Одно могу сказать, конкурс конкурсом, но даже в провальный по демографии  2011 год, когда из школ вышло меньше людей, чем в стране было бесплатных мест в университетах, мы не только госзаказ выполнили, но и договорников набрали. В прошлом году их было больше в несколько раз.
Сейчас многие говорят, что нынешние студенты отличаются от своих предшественников не в лучшую сторону. Так ли это?
И в то время, и сейчас они разные. Все зависит от их моральной подготовки дома и отношения к делу. И тогда были шалопаи, хотя они не были злостными прогульщиками. Тогда мало пили, наркотики почти не знали... Да говорят, и я с этим частично согласен, что сегодня уровень выпускников школ ниже, чем был раньше. Но где-то четвертая часть абитуриантов - весьма умные и подготовленные ребята. Вон сколько у нас на бюджете учится толковых студентов! К тому же мы знаем примеры, когда из хорошистов и троечников получались классные менеджеры. В школе дети учатся во многом неосознанно,  из-за боязни родителей и т.д. В университет они приходят уже  взрослыми, а сейчас тем более есть кнут. Будешь плохо учиться - останешься без стипендии, еще хуже учишься – будь добр освободить бюджетное место.
Раз уж зашла речь о студентах, то может, вспомним о бывших студентах. Можете рассказать немного о самых известных из выпускников?
Выпускники? Да много у нас достойных. Например, у нас учился нынешний спикер Верховной Рады. Учились Донецкий губернатор  Андрей Шишацкий и замглавы обладминистрации Сергей Дергунов. Сыновья Януковича имеют наши дипломы.
Старший из Януковичей вроде бы медицинский заканчивал?
Многих интересует, как стоматолог стал крупным предпринимателем. Очень просто: он получил у нас второе образование по специальности «Экономика предприятия». Он видел будущее и учил экономику.
Братья Януковичи поступили в 1998 году. В 2001 окончил Александр, а в 2003 – Виктор. Старший был заочником, и я у него не читал, просто знал его как декан студента. С Витей другое дело. Я видел его постоянно здесь, он был моим аспирантом. Учился хорошо, окончил университет с красным дипломом и аспирантуру вовремя закончил.
Кстати, в свое время корреспонденты пришли собирали черный пиар на Рината Ахметова. Спрашивали, правда ли он учился, как учился? Мы из архива взяли его зачетку, ведомости, контрольные работы, диплом, все  показали. Они руками разводят – пиар не выйдет. При этом мы еще рассказали, как он защищал дипломную работу. Он за пятнадцать минут сделал доклад, а потом его два часа все пытали вопросами. Он здорово говорил, убедительно, с цифрами, по памяти. Он столько рассказал, как становилась страна, какое будущее он видит.
Как то поддерживаете связь с ними?
К сорокалетию факультета Ахметовов и Раппопорт, второй человек в РАО ЕЭС после Чубайса, нам помогли отремонтировать корпус. Виктор Янукович-младший тогда тоже помог, а к старшему мы не обращались. Может, к пятидесятилетию и к Александру обратимся. Сейчас, когда Министерство заставляет нас из наших договорных денег оплачивать коммунальные услуги и многое другое, то найти средства для реставрации корпуса и оборудование сложно. Может быть, придется обратиться за помощью к выпускникам.
Страна уже много лет в экономическом кризисе. Как Вы думаете, может ли Украина выйти из него?
В политику лезть не буду, но с точки зрения взаимоотношений Украины с Россией и ЕС, я придерживаюсь политики многовекторности Кучмы. После того как многовекторность была заменена одним вектором «в ЕС» и туда мы не смогли дойти, и с Россией отношения испортили. В итоге остались один на один с кризисом. И все же Украина может выйти из него! У нас очень много преимуществ. Во-первых, выгодное экономико-географическое положение. При нормальной политике и управлении это может дать дополнительные возможности для экономики.
Вдобавок у нас  очень высокая степень индустриализации и мощная, хотя и изношенная, инфраструктура. Она нуждается в обновлении, а пока мы, как тришкин кафтан, латаем одни дыры, получаем другие. Давайте вспомним развитие послевоенной Германии. Что там было в основе? Дороги и строительство, а мы хватались за другие проекты. В итоге дороги на Украине сами знаете какие, а это та инфраструктура, которая позволяет использовать выгодное географическое положение.
К сожалению, многие естественные ресурсы страны уже исчерпаны или на исходе, но остаются ценные черноземы. Не зря еще в советское время будировалась тема создания сельскохозяйственных промышленных комплексов, занимающихся производством сельскохозяйственных продуктов, их переработкой и реализацией. При правильной организации растениеводства и животноводства мы можем и свои потребности удовлетворить, и на экспорт продукты вывозить. А сейчас, будучи владельцами самой плодородной земли в мире, мы завозим сельскохозяйственную продукцию. Еще один ресурс, которым мы обладаем – это высокоподготовленные человеческие кадры. Учитывая это, в стране можно создавать новые отрасли экономики, вплоть до нанотехнологий, и производить конкурентные продукты.
Недавно стало известно, что на севере Донецкой области будут добывать сланцевый газ. Как Вы считаете, насколько это правильное решение?
После распада Советского Союза, полагаясь на братские связи, мы думали, что Россия будет постоянно нас обеспечивать газом на полудармовой основе. Не прошло! Сегодня в себестоимости многих видов нашей продукции газ имеет такую долю, что предприятия не выдерживают конкуренции. Вот отсюда придумали газовые сланцы разрабатывать. Это конечно, хорошо, но перед началом добычи надо хорошо подумать, чтобы не нанести ущерб экологии. Я помню, как, открыв на Кубе месторождения нефти, кубинцы загорелись идеей освоить их добычу. Но с разработкой этих месторождений в мире упал интерес к кубинским курортам. Прошло лет пять, и кубинцы просчитали все и пришли к выводу, что от туризма они заработают больше, чем от добычи нефти, и не стали её добывать. У нас то же самое может быть. Поспешим со сланцевым газом, а потом будем кричать: «Рятуйте!»
Поблагодарим Вас за интервью и хотим пожелать Вам еще раз здоровья, творческих успехов и талантливых студентов...

Беседовал Сергей Бунтовский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments